Интересна реакция Интернета на любое сообщение о прощении долгов. Каждый второй-третий участник форума полагает, что прощаются они не просто за какой-то там мифический авторитет, а за вполне материальные откаты. Да и может ли быть иначе, если откатами пропитана вся внутренняя жизнь страны? С какой стати внешняя станет от нее отличаться, да еще в такой деликатной сфере?
Другие недоумевают, почему Каддафи можно было простить такую гигантскую сумму, а старикам долги по ЖКХ – нельзя? Третьи прикидывают, что такую кучу денег могли бы употребить на возрождение российской авиации, на перевооружение армии, наконец.
Есть и такие, которые говорят, что если бы это были не государственные, а личные деньги прощающих чиновников, они бы отстаивали их до последнего, а не соглашались на списание.
Тем, которые возражают, что лучше простить долг в какой либо стране и спокойно вести серьезный бизнес, тут же возражают: «Лучше кому? Кучке воровских олигархов?»
Есть и такие, которые считают, что прощение никак не скажется на имидже нашей страны, поскольку всем известно, что она сырьевая и сама зависит ценовой конъюнктуры.
Кто-то замечает, что мы уже в долгах, как в шелках. Ведь сумма валютных резервов страны уже равна сумме внешнего корпоративного долга под государственные гарантии.
Другие недоумевают насчет принципа священности частной собственности и спрашивают, почему государственная собственность, какой и являются внешние долги, вовсе не является священной?
Как резюме звучит ответ на фразу г-на Нечаева: "Если страна может себе позволить списывание кредитов, значит с финансами у нее все в порядке". Читатель отвечает:
«Значит, у страны не всё с головой в порядке! Вот что это значит!»
Александр Романов
  --



Теги: Россия,власть,долги